Забытая история

Нынешней осенью  с Верхошижемской школой связаны две юбилейные даты, немаловажные для истории нашего района. Самой школе исполняется 170 лет, а в год её столетия, ровно 70 лет назад, каменное здание школы разместило в своих стенах госпиталь военнопленных  второй мировой войны. «Взяться за перо» в месяц памятной даты и поведать о судьбе госпиталя  меня заставила мысль о том, что я обладаю небезынтересными  историческими сведениями, которые могут бесследно исчезнуть  вместе со мной.   Со времён журналистской юности, когда в прессе темы, связанные с  Вятлагом, были ещё закрыты, у меня сохранились  записи. Это воспоминания людей, работавших в госпитале с момента его образования и до расформирования в 1949 году. Этих людей уже нет в живых, а то, о чём они поведали, больше нигде не сохранено.  Последний из очевидцев тех событий, бывший охранник госпиталя  Василий Дмитриевич Зайцев в 1993 году успел показать верхошижемскому военкому места захоронения умерших военнопленных. Позднее по требованию какой-то международной организации там был установлен памятник. Он существует и по сей день. 

Компьютерная графика: Генрих Иванович Сергеев 

На территории нашего района госпиталь появился зимой 1942 года в посёлке Техникум, который тогда входил в состав Верхошижемского района. Моя бабушка А. М. Зайцева работала в это время в госпитале начальником хирургического отделения. В первой партии поступивших пленных были солдаты разгромленной под Сталинградом армии маршала Паулюса. Они были измождены, обморожены, страдали дистрофией, одежда их шевелилась от вшей. Военнопленные стали источником распространения в нашем районе сыпного тифа. Когда эшелон с военнопленными прибыл на станцию Быстряги Оричевского района, Верхошижемский райисполком не выслал  в Быстряги к назначенному сроку подводы с лошадьми, и раненых, среди которых было много больных тифом, выгрузили прямо на станции без конвоя. Сопровождавший их человек заразился и лежал без сознания. Несколько пленных бежали. Но большинство из них были настолько обессилены длительной перевозкой по морозу без еды и тёплых вещей, что у них не было сил для побега. Ежедневно умирало огромное количество пленных. В госпитале по нормам не полагалось размещать более 500 человек, но пленных привезли очень много. Однако эпидемия сыпного тифа вскоре приблизила цифру к нормативу. Пострадали от сыпняка и некоторые работники госпиталя, и местное население. В Техникуме госпиталь просуществовал недолго. Осенью 1943 года его переместили в Верхошижемье в каменное здание школы, которое обнесли высоким забором и поставили вышки наблюдения.  Почти два года школа была размещена в других зданиях.

Район тратил на содержание госпиталя немалые средства. Сами же пленные не выполняли никаких работ, кроме тех, что были связаны с их же обслуживанием. Из колхозов забирали лошадей для доставки пленных из Оричей, так как эшелоны с ранеными и больными врагами прибывали постоянно. Начальник госпиталя А. А. Бушмакин на второй год существования госпиталя  в Верхошижемье был  отдан под суд за нарушение должностных обязанностей. Но о работе медперсонала остались только положительные отзывы. У многих из сотрудников на войне погибли близкие люди, но никто не вымещал зла на пленных, их лечили и относились, как к больным, а не врагам.

Кормили пленных  хорошо,  по так называемой десятой, санаторно-курортной норме, но они продолжали умирать десятками.  В плен попадали воевавшие на стороне Германии итальянцы, венгры, румыны и уроженцы других тёплых стран, которые просто не выдерживали наш суровый климат. Хоронить  по-человечески их не удавалось. Хотя постоянно приезжали с проверками представители от международного общества Красного Креста с целью выяснить, соблюдаются ли нормы содержания и захоронения пленных.

- Нам сказали, что хоронить каждого надо в отдельной могиле и ставить щиток с номером пленного. В день умирало от 60 до 80 человек, и выкопать столько могил за ночь было невозможно.  Рыли могилы те пленные, кто мог работать. Они придумали хитрость. Копали одну большую яму и складывали туда все трупы, а из вырытой земли делали небольшие холмики и втыкали в них колышки с номерами. Чтобы уложить трубы плотно, им отпиливали торчащие руки и ноги. Ведь смерть заставала их в самых различных позах, -  вспоминал Василий Дмитриевич Зайцев. Он пришёл работать в госпиталь военнопленных, оправившись после тяжелого ранения при форсировании Днепра. В его обязанности входила охрана пленных  и доставка трупов к месту захоронения. Однажды ему пришлось заколоть штыком немца, пытавшегося бежать из фургона с покойниками.  Случаи побегов были не редкими. Особенно они усилились, когда госпиталь со всем персоналом и имуществом был эвакуирован в Белоруссию. В конце войны возить по железной дороге вновь захваченных пленных в Кировскую область стало уже далеко, и госпиталь перевели поближе к местам боевых действий. Это лишь небольшая часть воспоминаний очевидцев о жизни госпиталя.  Он просуществовал до конца 1949 года. Многие верхошижемцы,  работавшие в госпитале  и переехавшие в составе сотрудников  в Белоруссию, так и остались там жить после войны. Они восстановили здоровье и спасли жизни многим военнопленным.  Все они пришли в нашу страну захватчиками, но некоторые из них покинули её с благодарностью в сердце за сохраненную жизнь.


Наталья ЕГОРОВА

@ 2017 Информационно-аналитический портал Шижма.ру,
Верхошижемье и Верхошижемский район

Поиск