Из воспоминаний сироты войны

Зоя Павловна Мосунова родилась 18 июля 1941 года в деревне Кармановы Белячонского сельсовета Татауровского района Кировской области. Родилась в простой крестьянской семье, в которой были дедушка Усков Пётр Никифорович, бабушка Ускова Татьяна Ивановна, мама Анастасия Кузьмовна Ускова и тятя (в те годы так звали пап) Павел Петрович Усков. Детей было семеро, но выжили не все.

Зоя Павловна вспоминает:

- Отца взяли на войну 27 июня 1941 года, а я родилась 18 июля. Так что я не знаю, и не видела, какой он, и он меня так и не увидел. По сложившимся обстоятельствам, дети, что родились при отце, все умерли. Осталась я одна, одна, как камень с неба упал.

Отец погиб в феврале 1942 года. Мы остались с мамой и бабушкой одни, а дедушки к тому времени уже не было. Жили, конечно, не очень хорошо. Мама работала с раннего утра и до потёмок, а бабушке был уже девятый десяток, но она помогала маме во всём, сколько она могла помочь такая старенькая, да и я была ещё младенец. Мама выбивалась из сил, но корову всё же держала. Сажали огород – овощи, картошку, сеяли на усадьбе овёс. Домик у нас был небольшой, но тёплый. Игрушки у меня были всякие: черепки, цветные стёклышки, всякие палочки и всё, что можно было найти на земле.

Военные годы были трудные. Не дай бог увидеть это нашим внукам и правнукам. 

В нашей деревне было 40 дворов. Из каждого дома ушли по 2-3 человека. Работать остались одни старики, женщины и дети. Меня бабушка приучала к работе годиков с пяти. Я с ней полола грядки, она учила меня жать серпом, в общем, по хозяйству мы с ней делали почти всё – ведь мамы не было дома от темна до темна. Хлебнули мы лиха сполна.

В школу я пошла на седьмом году, к тому времени уже не стало и моей любимой бабушки. Школа была в нашей деревне. Первый учитель - Николай Акимович Коряковцев. Он тоже фронтовик, пришёл контуженый (тяжело разговаривал), но учил нас и одновременно сам учился и лечился.

В классе нас было 33 человека. Все разного возраста. Школа была тёплая и уютная. Каждый день с учителем после уроков мы ходили в поле собирать колоски, потом их отвозили на гуменник, где женщины околачивали их цепями. Собирали картошку. Летом пасли колхозный скот.

Нашим мамам после войны жилось не сладко. Много работы, большие налоги.  Надо было и мясо сдать государству, не смотря, есть у тебя какая живность или нет. Тем, кто держал коров, нужно было сдать определённое количество литров молока, сдавали шерсть, яйца, и вдобавок ещё какой – то заём. На мою маму всегда накладывали 600 руб. А в колхозе работали за трудодни, а на них ведь никаких денег не давали. Не знаю, как люди вытерпели все эти пытки.

После 4-х классов я ушла учиться в село Зониха, которое находилось от нас за 12 км. Дороги туда не было, ходили на лыжах. Денег не было, брали с собой хлеб на неделю, картошку, лук. Домой на выходные возвращаешься, в котомке книжек тащишь – учить уроки.

Отучилась я 10 классов. Никуда не поступила, надо было отработать в колхозе три года, а потом уже поступать. Так и осталась дома.

А пока училась – каждое лето работала в колхозе. Веяли зерно на веялке, молотили, подтаскивали снопы к молотилке. Молотилку вертели лошади. Был сделан привод – запрягали лошадей и гоняли их по кругу, а там крутилась молотилка. Жала серпом в поле (прожинали для прицепных комбайнов полосы). Ездили на комбайнах на копнителях, вилами откидывали солому, а потом нажимали на педали и спускали солому на поле… И всё по новой. Ещё я пасла свиней и не одно лето. Платили полтора трудодня за день, за лето у меня набегало 120-130 трудодней. Было очень приятно, когда в школе на линейке тебя похвалят, да ещё и подарок какой дадут. Работали на сенокосе. Женщины и старики косили, а мы, подростки сено сушили, метали на стог. Всё это мы делали вручную. 

В деревне у нас были очень хорошие, добродушные женщины. Идут с работы по темноте, все вдовы, а мы ждём своих мам, а они идут с песнями, со слезами на глазах. Жизнь после войны потихоньку налаживалась. Правда, годы послевоенные были такие же голодные. Ели кисленку, пестовник, клеверные головки, весной с ёлок – севериху, с сосен – кашку. Пили берёзовый сок.

А после окончания Зоновской средней школы я осталась дома. Ушла сразу работать дояркой. Отработала 30 лет. Имела 1 класс (присваивали дояркам). Сначала делали на ферме всё вручную. Таскали корм на носилках, резали резкой. Воду носили на коромысле вёдрами метров за 300-400. Надо было наносить воду, потом её согреть, напоить коров (никаких поилок не было), замесить коровам корм, убрать навоз (не было транспортёров) на деревянных носилках, коров подоить, увезти молоко на молоканку, там помочь работнику его отсепарировать, да ещё и надо было самим идти пасти коров, по две доярки каждый день. Нас было 6 человек. Так работали лет 10, потом построили новую ферму с навозным транспортёром, установили машинную дойку.  Ну, а корм все годы носили на носилках и в плетнях. Когда я ушла на пенсию, у меня было 33 головы. 

Замуж Зоя Павловна вышла в 1962 году. Вместе с мужем воспитали пятерых детей. Дети выросли, есть внуки, правнуки. Дочки очень уважительно относятся к своей любимой дорогой мамочке.

Имеет медаль материнства. Заработала три значка «Победитель соц. соревнований», орден трудовой славы 3 степени. Множество грамот совхоза, района, благодарственные письма, ценные подарки. Награждена почётной грамотой Министерства сельского хозяйства.

@ 2017 Информационно-аналитический портал Шижма.ру,
Верхошижемье и Верхошижемский район

Поиск