Сокровища Разбойного Бора

Жили здесь разинцы

Деревня Разбойный Бор Верхошижемского района Кировской области была основана, по свидетельствам, собранным местными краеведами, в 18 веке бежавшими сюда, на дикий берег Вятки, остатками разгромленных отрядов Степана Разина. Какое-то время соратники казненного атамана еще промышляли разбоем, используя как укрытия глухие леса и неожиданные изгибы речного русла (Вятка делает здесь ряд крутых поворотов, раздваивается, образуя обширные острова; много озер, стариц и проток), но постепенно перешли к мирной оседлой жизни. Ведь все они были в прошлом крестьянами. К тому же окрестные леса изобиловали грибами-ягодами и дичью, река - рыбой: стерлядь, таймень и форель были тогда обычной добычей вятского рыбака. Это сейчас они стали здесь большой редкостью, а ловятся в основном щука, окунь и жерех, и то хорошо.

Так что бывшие разинцы могли прожить и без разбоя. Но название Разбойный Бор закрепилось - как за деревней, так и за обширным лесным массивом, раскинувшимся от левого берега Вятки через всю западную часть Верхошижемского района до ручья Липовка на юге его. Местная легенда гласит, что атаман первопоселенцев-разинцев, чуя близкую кончину, зарыл на покрытом лесом вятском берегу добытое разбойным путем золото, тут же заколол своего боевого коня - тоже чтоб никому после его смерти не достался - и похоронил его в одной яме со спрятанными сокровищами. С тех пор, говорят, можно иногда в лунные ночи видеть бродящего по берегу в окрестностях деревни коня-призрака в полной боевой сбруе, который охраняет разбойничий клад. И сбруя его в лунном свете сияет чистым золотом. Кому откроет конь-призрак место, тайну сокрытого богатства?

Леший, он же йети

Долго ли - коротко ли, но в пятидесятых-семидесятых годах прошлого века лесной массив Разбойный Бор стал известен в определенных кругах благодаря сообщениям о виденных там следах и даже личных встречах местных жителей со знаменитым реликтовым гоминоидом - он же «снежный человек», йети, леший, лешак, или авдошка (местное название в ряде районов европейской части России).

В конце 90-х такие сообщения пошли вновь. Встречи с целой семьей «снежных людей», как писали очевидцы, случались главным образом на юге Разбойного Бора, в окрестностях деревень Верхолипово, Мокруши (нежилая), Подновья. О встречах этих писала районная газета «Верховья Шижмы», а также РИА «Новости» и «Вести». Главным очевидцем был Валерий Иванович Сергеев, в семидесятые годы - главный охотовед Верхошижемского района. По его словам, он шесть раз видел целые семьи «снежных людей» либо их следы. С 2000 года и до конца жизни он не раз обращался в природоохранные организации Кировской области. Хотел, чтобы на территории леса Разбойный Бор создали первый в мире заповедник для охраны и ненасильственного изучения реликтового гоминоида и установления с ним контакта. Сергеев считал, что на Вятке живут несколько семей «снежного человека».

Я - в дороге

Такая постановка вопроса - заповедник снежного человека - позвала меня в дорогу. Хотелось собрать свидетельства населения, работников местной охраны, охотоведов. Найти людей, которые продолжили бы работу Сергеева по созданию заповедника в Сосновом Бору. О его необходимости писали и эксперты WWF. В последние годы Разбойный Бор подвергается интенсивным вырубкам - и с севера, со стороны Вятки, и с юга, от деревни Верхолипово, и вдоль русла левобережного притока Вятки - лесной реки Кишкиль. Рубят в основном частные предприниматели - владельцы пилорам. Воровство леса тоже процветает, но по мелочи, по крайней мере, вреда меньше.

По поводу наблюдений «снежного человека» поначалу меня ждало разочарование. Жители деревни Верхолипово и соседних сел, на якобы наблюдения которых больше всего ссылалась печать, заявили: «Сами узнавали об этих встречах из сообщений местной районки». И добавили, мол, пьем, конечно, но все же не до такой степени, чтобы лешие мерещились. А тех, кто заявлял о встречах со «снежным человеком» в пятидесятые-семидесятые годы, к нашему приезду просто уже не осталось. О Валерии Сергееве верхнешижемские охотоведы отозвались как о человеке «не от мира сего», хотя и энтузиасте Природы и природоохранного дела. Против создания заповедника не возражают.

Конечно, заповедник нужен для охраны зверья и леса Разбойный Бор от вырубки. Но... охотоведы повторяют то же, что я уже слышала от чиновников кировского департамента природных ресурсов: государство не выделяет средств для создания и охраны новых заповедных территорий. И хотя руководство заповедника Нургуш, что в соседнем Котельническом районе, как раз на границе с Разбойным Бором, претендовало в свое время на расширение своей небольшой (8000 га) территории за счет последнего, средств для охраны большей площади также не имеет.

Лесной человек - местный прикол?

Охотоведы поведали, между прочим, о старой медведице, наблюдаемой ими уже несколько лет, след которой, если когти не отпечатались (например, при высокой упитанности зверя), действительно очень похож на отпечатки босой ноги огромного человека. А также - о местном хохмаче, школьном учителе, который в 2002 году наставил следов между тремя полузаброшенными деревеньками. Показали даже, как именно он эти следы делал, чтобы сами следы и расстояния между ними получались больше, чем у обычного человека. Именно эти следы тогда нашла, сфотографировала и сделала гипсовый слепок экспедиция ответственного работника Госкомприроды из Кирова. То-то было потом смеху у местных приколистов!

А может, и нет

Но вот свидетельства местных жителей нежданно появились... в самом Кирове! Не кто-нибудь, а лидер местного отделения Союза за химическую безопасность, депутат, с которым мы познакомились на пикете против строительства в Котельническом районе завода по уничтожению химоружия, убежден, что реликтовый гоминоид в вятских лесах все-таки живет. Сам он в 2003 году был в составе экспедиции, нашедшей и сделавшей слепок следа лесного человека на диком берегу реки Суводь в Советском районе. И, наконец, летом этого года там же заметили гоминоида в Суводском Бору. У 10-летнего ребенка, встретившего существо огромного роста, бежавшего на двух ногах, эта встреча вызвала настоящий нервный шок, что подтвердили бывшие там взрослые, сами слышавшие только треск сучьев. А ведь Сергеев считал, что снежные люди могли покинуть Разбойный Бор, где стало много беспокойства, и ушли на восток.

Есть что охранять, кроме йети

В Разбойном Бору много краснокнижных растений, встречается древовидный можжевельник. Вот истинные его сокровища! Но с увеличением здесь лесозаготовок они обречены. Против создания здесь ООПТ никто не возражает. Правда, строгий статус заповедника исключит возможность для населения сбора грибов-ягод, а ведь сейчас немногочисленное сельское население Вятки живет с леса да приусадебных участков. Но есть такой устраивающий всех вариант, как заказник. Местные - только «за», так как вырубки леса оголили огромные площади, обогатив лишь немногих владельцев пилорам.

Ранее мягкие и достаточно влажные лета, свойственные лесистым районам, становятся все жарче, с настоящими засухами. Увы, от лесов остаются воспоминания... Впрочем, радуют глаз и душу маленькие сосенки, березки и елочки, без слов заполоняющие опустелые и заброшенные колхозно-совхозные поля и вырубки. Природа не утратила еще способности к самовосстановлению. Не утратила ее и человеческая душа - тоже живая часть Природы.


Наталья Букатова 

@ 2017 Информационно-аналитический портал Шижма.ру,
Верхошижемье и Верхошижемский район

Поиск