Деревенское детство моё. Воспоминания

Наша деревня Бережные Денисовы была расположена в прекрасном месте, теперь её, к сожалению, уже нет. Во всю её длину текла маленькая речушка, а за деревней она куда-то исчезала. С той и другой стороны пасли животных, и нам казалось, что за деревней они всю воду выпивали и поэтому речка оставалась только в деревне. В речке были и глубокие места – омуты, где водилась маленькая рыбёшка, которую мы, деревенские ребята, ловили её чем попало: юбками, майками, платками, подолами, а когда стали побольше, нам давали какие-то корзины с двойным дном - морды, так их называли в деревне.

Я забыла, сколько домов было в деревне, может тридцать. Мы жили на берегу, наш дом стоял примерно посередине деревни. Большинство детей нашего возраста жили в домах в низине, а на горке на другом берегу за речкой детей было мало, но там мне, казалось, дома были какие-то пустые, в них мы играли в прятки.

Наша семья состояла из семи человек: дед Матвей, бабушка Ксения, папа Василий Матвеевич, мама Нина Григорьевна (из д. Щенники) и мы три дочки: Гала, Лида, Надя (Трегубовы).

Рядом с нами с одной стороны жил Иван Яшин (так его звали в деревне), он ходил на деревянной ноге, и мы все его боялись. Напротив жил Абрам с тетей Машей, у которых были дочка Зоя и сын Иван. Зоя и Иван в настоящее время живут в Кирове. А рядом с другой стороны - Николай и тётя Гутя, так мы её звали. Это мама Тони, которая живет в с. Адышево Оричевского района. Мы с ней поддерживаем связь и с Зоей тоже.

Играли, как и все в то время, в школу. И ещё с куклой, которую подарил нам мамин брат Василий, который живёт в Великом Новгороде (он из д. Щенники). Кукла была голышка, но очень большая. Мы всей деревней шили на неё одежду, играли в нашем палисаднике, строили из досок и тряпок домики, играли стёклышками и старой посудой. Мусора раньше в деревнях не было и маленькое стёклышко найти было редкостью.

На повороте около мостика жили Фёдор и Аниса. У них было четыре девочки. Одна из них живёт в Калачигах. С ней мы тоже общались, когда ездили к папе на могилу.

В конце деревни, если ехать с Угора, находилась ферма. Чуть пониже амбары для зерна и маслобойка, где делали льняное масло (около деревни выращивали лён, а также рожь). Нам давали пробовать масло тёпленьким с солью и ржаным хлебом.

Мама работала на ферме, мы иногда ходили ей помогать, нам казалось, что коров было очень много. Помогали растапливать огромную печь толстыми стылыми тюльками, которые никак не хотели гореть. Горячей водой заливали солому, когда кончалось сено и этим кормили скот. А для своих коров косить не разрешали, только в плохих местах и кочках, мы, маленькие, выносили эту траву.

Дом у нас был большой и просторный с большими полатями, на них мы любили лежать и смотреть оттуда на взрослых и их детей, когда они приезжали в гости из Кирова (у папы четыре брата и две сестры жили в Кирове, теперь никого нет в живых, а у мамы было шесть братьев, мамины два брата живы: один живёт в Кирове 90 лет, другой в Новгороде). Летом с гостями ходили в лес за ягодами и грибами, пугали городских детей медведями и волками.

Мученья начались, когда надо было идти в школу за пять километров на Угор. Возил нас зимой на санях всё тот же Иван Яшин, которого мы боялись. Иногда мы выпадывали из саней, он снова усаживал нас и укрывал тулупом, при этом сильно ругался. А весной и осенью ходили в школу с факелами и всю дорогу кричали на весь лес, боялись волков. Особенно боялись ходить около алебастровых шахт, так их назвали.

Очень любили рыться в сундуках, которые стояли в доме и в амбаре за дорогой. Когда родители находились на работе, мы примеряли наряды взрослых из сундуков, а потом также аккуратно старались сложить их, чтобы нас не ругали. Там же в амбарах в ларях хранилось зерно, из которого бабушка и мама пекли очень вкусный хлеб, ватрушки с картошкой, кашей, сметаной и творогом. Каждый день топились печки, даже летом, и готовилась вкусная еда. Особенно когда делали топлёное молоко, варёное молоко с пенкой, комок - так называли густую сметану (была своя корова, овцы, куры). Интересно было, как стригли овец, нам было их жалко.

Лён ломали на гумне, делали из него на специальной сновальне нитки, а потом ткали. Весной расстилали навины на огороде для отбеливания, а когда они отбелятся, шили полотенца. Из крашеных ниток ткали половики. Нам казалось, что родители день и ночь работали как заводные и нам иногда давали задания. Некоторые изделия до сих пор сохранились.

Папа был гармонистом, поэтому в праздники (Пасха, Троица) у нас собирались люди со всей деревни, пели песни, частушки, плясали.

Когда папа умер, все очень плакали, а потом папина сестра Клавдия Матвеевна помогла нам переехать в Оричи. Маму очень долго не отпускали из колхоза, не давали документы, но потом как-то всё разрешилось, потому что нас, детей, уже увезли в Оричи, и мама добилась, чтобы её отпустили. Это уже другая история.

Жили, подрастали, учились (все трое получили педагогическое образование), вышли замуж (мужья у всех Александры). Мы по-прежнему держимся вместе, все живем в Оричах, в горе и радости поддерживаем друг друга, каждый день созваниваемся. Вместе ездим на экскурсии и другие мероприятия, которые организуют Совет ветеранов и женсовет. Мы семьями любили собираться у мамы дома, где дети готовили концерты. К сожалению, нашей мамочки уже не стало, она умерла в 2011 году. Сейчас мы собираемся у младшей сестры Нади в деревне (на даче). Надин домик похож на наш Бережновский, посредине деревни тоже течёт речушка.

Мы благодарны всем, кто устраивает нам встречу с детством.


С любовью и уважением сёстры Трегубовы:
Исупова Галина Васильевна
Щеклеина Лидия Васильевна
Кибардина Надежда Васильевна


Напоминаем, 5 августа пройдёт фестиваль малых деревень Угорского сельского поселения «Огни не погаснут в деревне».

 

© 2017 Информационно-аналитический портал Шижма.ру,
Верхошижемье и Верхошижемский район

Поиск