Верховья Шижмы - моя Отчизна

Сайт о творчестве Генриха Сергеева

Запретный плод сладок

Иногда стоит слегка пошевелить прошлое, как из патриархального уклада деревенской темноты всплывет жуткая картинка диких нравов «домостроя», чем богата история человечества.
А фольклор сколь ревностно оберегает и возносит женское достоинство, столь же безжалостно отражает их физическое несовершенство и недостатки. Иные представительницы прекрасного пола, не отвечающие вкусу обывателя, слышали вслед комплименты вроде: «не жопы, не грудей и «звезда» не как у людей». Образец совершенства русской красавицы заключался в формуле: «женская краса – титьки да коса».
Ну, а целомудрие на Руси считалось высшим достоинством девицы. Причем блюсти его полагалось не только обладательнице «сокровища», но и ее матери, по поводу чего имелись свои присловья. Для одной: «и хочется, и колется, и мамка не велит», для другой - «храни девку, чтоб с лавки не упала да под парня не попала». Короче говоря, чтоб девка чёлая (целая) была до замужества.

Но однажды, не спросясь мамки, потеряла «вдруг» скороходовская девка свое «достояние» согласно разумению: «мой чемодан - кому хочу, тому и дам».
Чужое горе, как известно, людям на смех. Наутро почитаемый в деревне глава семейства, увидав свои ворота вымазанные смолой, устроил выволочку обеим женщинам. В ярости он таскал несчастную дочь за космы вдоль деревни. Волосы выскальзывали из заскорузлой пятерни, но он снова наматывал их на кулак и продолжал экзекуцию. После этого привязал к телеге жену и волочил на лошади по деревне, пока не остыл. Этот факт деревенской хроники весьма показателен в смысле оценки нравственности.
А влечение молодых друг к другу не было мимолетным, что они доказали своей жизнью. Детишки появлялись на свет один за другим на радость родителям. Многодетная семья, как большинство, вступила в колхоз. Но легковесные трудодни не могли прокормить кучу ребятишек. Голод вынудил Александра Федоровича и Надежду Егоровну уехать со своей оравой в г. Бабушкин, на Байкал.
Там глава семьи работал путевым обходчиком на железной дороге. Старший сын Федор, дочери Александра и Капитолина выросли и обзавелись семьями; одного сына убили в тайге, а Павел двадцати шести и Сергей девятнадцати лет умерли раньше времени. Не выжили в детстве еще двое. Безмерно горе родителей, которым приходится хоронить взрослых детей.
Там же, в Сибири покоятся и Александр Федорович с Надеждой Егоровной, когда-то порушившие домостроевские устои.
Каждому из них было за 90 лет.

Генрих Сергеев

Яндекс.Метрика