Верховья Шижмы - моя Отчизна

Сайт о творчестве Генриха Сергеева

С милым рай и в... подполье

«Медовый» месяц, который устроили себе «на заре туманной юности» молодожены Петр с Раисой, действительно - и смех, и грех. Сейчас это можно подать с юмором, но в то время было всем не до смеха.

В общем, надоело главному пахарю деревни после хождения день-деньской за плугом тащиться в соседнюю деревню на вечерку. А гормоны играли в могучем теле... Подобно Ивану-царевичу пустил Петр-землепашец амурную стрелу по белу свету. Упала стрела в Гадово болото, и подхватила ее круглолицая девица Рая.

Привел он свою суженую в родительский дом и скрывал от глаз людских, чтоб «порчу» не навели. Лишь услышат стук в ограду, женушка – юрк! в подполье и западенкой закроется. Затаится, как мышь, пережидая посетителя. День живут, два, неделю.

Приходит на выходные женихова сестра из райцентра.
- Здравствуй, мам. Рассказывайте, как живете?
- Топерь увидишь, - отвечает та и топает ногой, - вылезай!
Поднимается западня, и из темноты подземелья выплывает миниатюрное существо ростом вдвое меньше брата. У гостьи – глаза на лоб.
- Это что за явление?
А «явление» мило так отвечает, как и брат:
- Здравствуй, кресна, - и садится рядом с золовкой.
- Ой, девка, беда у нас, - запричитала старуха. - Засвербело у них, некошной возьми… Невтерпеж, ликося, имям стало, захомутали друг дружку до поры…
Не посмел бы, мосяк, при живом-то отче!..
«Мосяк» оправдывается
- Кресна, погляди-ко на нее: совсем ухалела мать, дом вести не может, а ворчит…
- Какая тобе жонитьба? Ошшо молоко на брылах не обсохло… Прижал бы еича да не шеперился до время.
- Ну, ладно…что уж теперь… А в прятки-то, братец, зачем играть? - не понимает гостья.
- Да набедокурили они на свою башку... Не ведают, что творят…

Еле скоротав выходной, бежит сестра к заведующему отделом организованного набора рабочих и открыто выкладывает ему криминальный роман.
- Братец мой сглупил по молодости... Делайте с ними, что хотите. Или сажайте обоих, или…В общем, так жить нельзя.
Шел последний год войны. Задумался заведующий: время - военное, дело - подсудное.
- Как фамилия снохи?
- Лаптева…
Чиновник достал папку и вычеркнул фамилию из списка.
- Хорошо, что сами сказали, а если б донесли соседи - тюрьмы не миновать. Ну, что ж. Замену найдем. Да и работы на Гадовом болоте уже заканчиваются - скоро посевная. Не будем портить молодым жизнь.

Освобожденная из добровольного заточения молодушка – за лопату да на свежий воздух. Правда, подивились соседи, «пошто сединская девка огребает мишкину крышу» – да скумекали.

Но на этом злоключения молодых не закончились. Регистрировать такой союз в сельсовете наотрез отказались: жениху едва минуло шестнадцать. И даже через год, когда счастливая семейная пара пришла за свидетельством о рождении первенца, молодой папаша чуть снова не сглупил, намереваясь записать собственное дитя на имя умершего отца. Пришлось сельсоветской канцелярии, вопреки закону, признать «авторство» за несовершеннолетним отцом.

Генрих Сергеев

Яндекс.Метрика